Играть, чтобы жить. Книга 4. Инферно

Глава 1.

Эхо инфосферы Друмира. Обрывок сообщения неизвестного абонента: 

«… припадаю к стопам Светлоликого, мечтаю словом и делом отслужить великую милость Сильнейшего.

Спешу сообщить, что слуга Ложного Бога, несмотря на искусно вплетаемые препятствия, сумел-таки добыть первый осколок Сердца Храма. Более того, зловредный Первожрец нарек Мерцающего зверя Саблезубом и, подкупив его щедрым даром, обманом выудил Недобываемое. В смятении возвышу голос – надежно ли укрыт последний фрагмент Сердца? Я теряю разум от ужаса при мысли о возрождении Великого артефакта силами Темного Пантеона…»

-- Дети, на занятия! Группа «А» - математика, «Б»-эшки, на Арену – у вас по расписанию фехтование!
Анастасия Павловна, звонко захлопала в ладоши, привлекая к себе внимание и требуя сворачивать активную возню во внутреннем дворе Первохрама. Большая послеобеденная перемена подходила к концу.
Я улыбнулся – звонок ей, что ли изобрести или гоблина нанять с колокольчиком?
Мама… Со дня мрачных событий и моего, поначалу триумфального, возвращения из рейда прошло всего две недели, однако маман, в образе черноволосой, стремительно молодеющей эльфы, уже успела органично вписаться в клановый коллектив и стать его неотъемлемой частью. Бывшая училка неожиданно для себя обрела идеальное здоровье, возмужавшего сына и шалопайский коллектив бесхозных малолеток, во главе с той еще команчей – Леной.
-- А-а-а-а!
Эффект первоклашек – гомонящая толпа малышни, способная затоптать даже выпускника, рванулась к детскому крылу замка. Глядя на спешащих карапузов, я в очередной раз ощутил сильнейший приступ тревоги – как же их много-то! Семьдесят два крохотных человечка, чья судьба всецело зависит от правильности моих действий. А ведь через неделю спадет защита Первохрама, и попрут в наши земли любители массовых ивентов и эпических квестов, щедрой рукой раздаваемых жрецами Светлого пантеона.
Груз ответственности давил, но не мог опустить меня на колени, бессильно расплескиваясь по заметно растущим вширь плечам и укрепляя стальной стержень позвоночника. Не только мы пластали игровую реальность, но и Друмир лепил из нас что хотел – иногда, глядя по утрам в зеркало, я сам пугался перемен.
Положение клан-, рейд- и альянс-лидера, воспитывало жесткость руководителя.
Владение замком класса «Супер-Нова» вкупе с прилегающей к нему долиной и населением, по капле выдавливало из моего сознания гражданина демократической страны и пинками формировало захудалого, но амбициозного барона, деловито присматривающегося к герцогской короне.
Изнанка жизни, гипертрофированная игровым беспределом, со всеми ее рабами, пытками и потерей близкого человека, да еще помноженная на пребывание у Ллос, заморозили взгляд моих неожиданно почерневших глаз. Не знаю, что в них теперь читалось, отражение каких преисподних и эхо каких событий, но сейчас даже Главгончая не выдерживала игру в гляделки. Чисто по-собачьи могучий зверь плюхался на бок и, поскуливая, раздвигал пластины брони, признавая вожака и подставляя незащищенное брюхо.
Поначалу это забавляло, потом стало напрягать. Ладно, не стоит о Непознанном, время само все расставит по своим местам. Конечно, не хотелось бы войти в историю молодого мира как сбрендивший Черный Властелин, и я очень надеялся, что именно дети уберегут мою «крышу» от повторного срыва.
Я делал многое – работал над репутацией, интриговал, вербовал союзников. Вот только остановить кукушку-Дока я не мог. Он давно уже сорвался с резьбы, и напоминал мне пилота горящего самолета, что сжимая побелевшими пальцами штурвал, бросает тяжёлую машину в последнее пике на вражескую колонну. Еще один собрат по несчастью, влетевший на утлой лодочке в бушующий поток. Он вроде и машет веслом, разрывая мышцы и добавляя пены, но гудящий впереди водопад лишь скалит острые клыки скал в пренебрежительной ухмылке.
После оцифровки и чудесного шанса на вторую жизнь, выпавшего смешливой и конопатой Маше, мы спешно проверили остальных детей. Осечки не произошло – все малолетние клиенты хосписа ушли в срыв, счастливо разминувшись с Безносой и на какое-то время превратив Александра Николаевича в самого счастливого человека на свете. Сломленный своей страшной ролью привратник морга вдруг в одночасье превратился в доброго волшебника.
В тот же вечер он умудрился упиться виртуальным спиртным до состояния простейшего зомби – ходить еще ходил, но вот говорить уже не мог – невнятно мычал, улыбался и лез обниматься со всеми встречными-поперечными. Серия скриншотов, отснятая анонимным шутником, еще долго радовала глаз в клановой галерее.
«Док шепчет непристойности смущенной Макарии» - причем рука профессора блуждает по тонкой талии на грани фола, глаза сверкают, а невидимые гусарские усы стоят дыбом.
«Аник обнимается с Чебурашкой» - не знаю, где они нашли друг друга, но белобрысая тварь фотогенично улыбалась в камеру острыми зубами, а док задумчиво чесал ей за огромным ухом с невесть откуда взявшейся рубиновой серьгой.
«Док горячо спорит с изумленной Главгончей, ухватив ее за могучую лапу и загибая когтистые пальцы зверя». Мало того! Под закат веселья он еще и уснул в теплом логове, бесцеремонно устроив голову на жестком боку ближайшего монстра. Адские псы как-то разом перестали на него щериться, а щенки и вовсе облепили пьяненького главврача, словно котята мягкую грелку.
Все это, конечно, забавно, но сколько же я сжег нервов, пытаясь его поначалу отыскать, а затем разбудить и выпинать из виртуала! Так ведь и в срыв уйти недолго – восемнадцать часов беспрерывного погружения, шансы на оцифровку больше двадцати процентов!
Зато я сполна отыгрался утром, поприветствовав растерянного и облепленного паутиной героя, с кряхтеньем поднимающегося по скрипучей лестнице подвала:
-- Ну что, ты теперь с нами? Добро пожаловать в Вечность!
Аник сбледнул с лица, ноги его подкосились, усаживая аватар в привычную для логаута позу лотоса. Все еще вялая рука шлепнула по воздуху, нажимая невидимую кнопку виртинтерфейса, а затем облегченный вздох намекнул нам, что все в порядке, тридцатисекундный таймер начал свой отсчет. Блеснув на прощанье обиженным взглядом, Док исчез из игровой реальности.
Впрочем, как и все врачи, он умел выводить себя из сумеречных состояний. Уже через три часа Александр Николаевич деловито согласовывал со мной открытие нового портала прямиком из Березовых Яслей – низкоуровневой стартовой зоны хумансов.
Скрестив руки на груди, я стоял у светящейся арки и встречал очередную колонну беженцев от реала и смертельно больных тел. Я твердо решил поговорить с Доком и прекратить переселение до появления хоть какой-то ясности в будущем. Не сегодня - так завтра начнется крутой замес у стен Первохрама, садистка Ллос может предъявить свои права на зажившегося Лаита или кто-то из кровников доберётся до моей тушки. Все это рикошетом ударит по детям, оставит их без защиты, а то и вовсе сделает заложниками в чужих играх.
Да мне даже о собственной безопасности подумать некогда, куда еще эти гири на шею?! Надо поднимать народ, мобилизовать общественное мнение, строить всем миром топовый детсад в городской черте! Правда, такая движуха не может остаться незамеченной официальными лицами, переселение мгновенно запретят «до выяснения», «согласования» да прикрытия пухлых задниц бумажками и разрешениями с лиловыми печатями…
Всю мою решимость мгновенно сдуло при виде первой косолапой крохи, которая вышла из портала, ухватившись маленьким кулачком за палец Дока. Ну, вашу же мать, нельзя так, ниже пояса это!
Шагнув в сторону, я, молча, уступил главврачу дорогу, кивками и вымученной улыбкой приветствуя пугливо оглядывающихся детей. С тех пор мы каждый день проводили срыв-тесты, попутно установив, что возраст напрямую влияет на темпы оцифровки. Юный, незашоренный и свободный от тысяч табу разум с легкостью вписывался в новый мир, доверчиво отдаваясь в его объятья и стремительно погружаясь в виртуал. За первые сутки в срыв уходило не меньше половины ребят.
Земля под ногами Дока горела. Скрыть снующие туда-сюда каталки, целые палаты, поначалу пустеющие, а затем всем составом впадающие в кому – было невозможно. Наверняка уже нашелся доброхот, выполнивший свой гражданский долг и настучавший по инстанции. Со дня на день главврач ожидал высокой комиссии, а то и вовсе - тривиального ареста.
Закусив от бессилья губу, я смотрел на приносящего себя в жертву человека и не находил в себе морального права остановить его – Док сделал свой выбор. Оставалось лишь помогать и не мешать. Нужен выход на торговца оружием – свел со Стасом. Адвокат, пиарщик и толковый журналист? Поищем… Несмотря на легкие искры безумия, плескавшиеся в глубине глаз, Александр Николаевич обстоятельно готовился к своей последней лебединой песне…
Высоко над головой зашуршало, звякнули и покатились по мощеным плитам обломанные Слезы Камня. На рефлексах смещаюсь в сторону, рывком плеча, стряхиваю со спины на руку Щит Янгура и активирую защитный полог. Сознание секунду тупит, выбирая подходящий вариант интерфейса – боевая раскладка или панель тревожных макросов, а мои глаза уже шарят по неприступной стене и темным бойницам донжона выискивая киллера или лазутчика.
Тьфу ты! Весело мотыляя в полете исцарапанными ногами, на площадь медленно планировала пятилетняя Маша. Девочка нетерпеливо прыгала на месте, утрамбовывая под собой воздух, стремясь поскорее опуститься и догнать свою группу, спешащую на фехтование.
Это кто ж на нее заклинание «Левитации» наложил? Ингредиенты в нем не из дешёвых, действует оно всего пару минут, да и скорость падения ближе к парашютной - вроде как и не особо быстро, однако ноги ломают на ура. Может высокоуровневый визард, спецом вкачавший данное умение до небывалых высот? Да вроде нет у нас таких, визов конечно хватает, но в основном классика – ньюкеры, порталисты, поклонники скоростного урона.
Средний уровень боевого крыла клана достиг ста семидесяти, все благодаря пополнению от наемников. Я, со своим скромным восьмидесятым, смотрелся бледновато. Ну нет у меня недельки что б уйти на жесткий фарм с весомой поддержкой за плечами! Последние семь уровней были получены по итогам замеса в Потерянном Городе. Жаль только, что за убийство других игроков опыт не дают, уж чего-чего, а геймерского мяса мы нафаршировали от души, самого оторопь берет…
На указательном пальце ребенка, привлекая внимание, искрился и бликовал кровавый рубин. Занятное колечко, откуда у малявки такая красота?
Извини, Машуль – нарушая правила игрового этикета, я сосредоточился и без спроса идентифицировал предмет. Зачастую именно с такого интереса и начинается ПК-охота – рассмотрят жадные до чужого добра люди дорогой шмот, и решатся крутануть свой ПК-счетчик, в надежде опустить богатого Буратину на экипировку.
Еще пару дней назад я бы совсем не парился, мигнувшее сообщение интерфейса о чужом назойливом внимании ребятня просто не поняла бы. Беда и радость в том, что мама решила учить детей алфавиту – негоже, мол, в цифровом мире безграмотными ходить. Часа через три я застал ее нервно курящей на крыльце детского корпуса. На тревожное:
-- Что случилось?!
Она лишь выдохнула:
-- Прочитали…
-- Кого?
-- Букварь! Весь! От корки до корки, включая мелкий шрифт на обороте: «Лицензионное цифровое издание 2031 года. Одобрено и рекомендовано Министерством Образования РФ»!
-- Это как?!
Я непонимающе наморщил брови, а мама беспомощно пожала плечами:
-- Видимо, эффект абсолютной памяти. Две минуты на алфавит, пять минут на понимание процесса, а дальше, все ускоряясь – читать. Причем самое занятное: я же вижу - они не по буквам или слогам читают! Они просто влет запоминают слова, а то и целые фразы, узнавая их словно сложные иероглифы. Для них теперь русский язык не из тридцати трех букв состоит, а из десятка тысяч пиктограмм. Вот где тема для докторской диссертации…
Тряхнув головой, я отогнал ненужные воспоминания и сосредоточился на всплывшем сообщении.
Иконка предмета выглядела неказисто – несколько оборотов тонкой проволоки с остатками горелой изоляции, и небрежно – крест-накрест, прикручен крупный рубин.
Однако характеристики с лихвой перекрывали внешнюю невзрачность!

-- Мифриловое Кольцо Полета. Класс предмета: Артефакт. Прочность: 300/300.
-- Эффект: сопротивление маги воздуха +40%.
-- Усиление! Установлен камень Божественной Крови – добавляет произвольный баф до двухсотого уровня включительно. Выбранное умение: Левитация.
-- Уникализация! Единственный предмет на весь мир: 100% бонус к эффекту предмета.

Хренасе! Ну-ка, кроха, стой! Я сделал пару шагов вперед и подхватил затрепыхавшуюся малышню.
-- Стой! Да погоди ты!
Преодолевая мягкое сопротивление заклинания, установил дите на каменные плиты, присел рядом на корточки и строгим голосом спросил:
-- Маша, откуда колечко?
Словно катер на воздушной подушке, девочка вновь приподнялась в воздух и едва заметно закачалась на волнах. Ладно, пусть висит, надеюсь, ветром не унесет.
Маша спрятала руки за спину и насупилась:
-- Это мое!
-- Да я и не претендую…
Пришлось чуть покривить душой. Нет, отбирать у ребенка его цацку я не собирался, но вот одолжить в опасный рейд или выменять на что-то ценное – причем ни разу не на стеклянные бусы – очень хотелось.
Колечко непростое - левитация ведь это архиполезная штука. Только вот шибко дорогая и короткоживущая для постоянно носимого бафа. А тут – такая халява! Убегать и догонять – глиссируя в десятке сантиметров над землей, игнорируя рельеф, ямы, овраги, смело сигая с обрывов и скал. Лепота!
А какое разочарование ждет гравимагов, наносящих урон ударом несчастной тушки о землю! И не важно, что подбросило жертву в небеса – суровый пинок взбесившейся тверди или мягкие крылья ветра. Падение все равно будет плавным, магия кольца лебединым пером бережно опустит своего владельца. Представляю возмущенные лица воинов, беспомощно потрясающих далеко внизу острым железом и осыпаемых болючей магией с недосягаемой высоты – класс!
Девочка наморщила лоб, затем неохотно поделилась:
-- Это шаман из «А-шек» - Димка Хаман!
-- Б-р-р! Какой еще шаман-хаман?!
-- Он из второго пополнения, девятнадцатый в срыве! Наш он, из 5-ой палаты, лысенький такой, вечно весь капельницами облепленный был. А, ну вы же не в курсе… Ну вот, мы в ниндзь играем – ребята прячутся на крышах и стенах, а я высоты боюсь! Димка обещал помочь, если два камушка красных отдам…
Я уже начал кое о чем догадываться.
-- А камешки откуда?
Девочка расплылась в улыбке, ее пальцы рефлекторно зашевелились, словно перебирая мягкую шерсть котика.
-- Чебурашка дал! Он такой лапочка…
Белобрысая тварь! Едва сдержавшись, выругался я про себя. Спер, набив полную пасть, а теперь разбазаривает окаменевшую Кровь Бога!
-- Как я могу его найти?
-- Кого?
-- Ну не Чебурашку же?! А впрочем… Где эта… плюшевая радость прячется?
Девочка надулась от гордости и вздернула подбородок:
-- Он к вам не придёт! Чебурашка взрослых не любит, он только с нами играет, вот!
Еще бы! Да здесь тесно стало бы, соберись разом все желающие лично прибить золотыми гвоздями его кудрявые уши над каминной полкой! Ладно, Земля круглая, пересечемся еще. Впрочем, свой Галилей в Друмире еще не родился, и шарообразность мира под большим вопросом…
-- Ну а Димку как найти?
Маша пренебрежительно махнула рукой в сторону божественного каменного трона – потенциальной мечты всех крафтеров, стань им известно об его существовании.
-- На булыжнике своем сидит, где ж ему быть?
Я вгляделся в тенистый уголок, однако за последние недели карликовый меллорн стремительно пошел в рост, заставляя бамбук плакать от зависти и полностью скрывая за листвой мимоходное творенье Неназываемого.
Девочка неторопливо кивнула, затем сморщившись, потерла шею:
-- Да там он! У него с деревом договор – оно его прячет, а Димка артефакт плодородия закопал в корнях – думал никто не видел – ха! Мы откопать хотели, но эта елка дурацкая ветками дерется! Дядя Глеб – накажи его!
Я лишь очумело хмурил брови – договор? С деревом? Эльфийская святыня, конечно, чувствительна к эмоциям, но ведь неразумна, или я чего-то не понимаю?
Маша, уловив момент, маленькими шажками отодвинулась в сторону:
-- Ну, так я пойду, да? Зубастик… ой! Орк-мастер Ломаный Клык не любит опоздавших, а у нас сегодня парные саи – специально пригласили Вжика из звезды Зены! Да и спарринги пропустить не хочется, мне в прошлый раз Лешка правую руку отрубил – отомстить надо бы! Тетя Бобма такую короночку показала! Бум! Зубы веером, молчанка на две минуты!
М-да, детишки. Меня, кстати, впечатлили совсем даже не тренировки в полный контакт, хотя зрелище яростно фарширующих друг-друга малолеток пробуждало противоречивые эмоции. Весь цимес в другом. Нанятый за баснословные деньги мастер-мечник, к слову говоря – непись, пренебрежительно оглядел бурлящий эмоциями строй новобранцев и недолго думая, скомандовал:
-- К оружию!
Ликующая детвора, с горящими от восторга глазами, бросилась к сваленным в кучу запретам Старого Мира – бритвенной остроты ножам, хищным саблям, травматичным молотам, экзотичным цепам и сюрикенам.
Ребятня вооружалось, а мы с Кириллом играли в бессловесных рыб, молча хапая ртом воздух при виде визардов с двуручными мечами и рог с боевыми посохами. Я понимаю – дети просто не знают о классовых ограничениях и на двести процентов уверены, что могут взять вот эту конкретную железяку в руки. То-то возмущенно матерятся небесные сферы, украшая безоблачную синеву росчерками молний. А вот и Павший нарисовался, моментально вычислив занозу в заднице мира, корежащую так любимый им астрал. Впрочем, вмешиваться бог не стал – хмыкнул где-то даже весело, одобрительно кивнул и ретировался во вспышке портала.
А тем временем, на песке арены вскипала хаотичная битва – все против всех. Кто-то с трудом махнул алебардой, зацепив рядом стоящих и возмущенно взвизгнув от прилетевшей в виде ответки щербатой секиры. А кто-то сознательно ткнул острой шпагой в ягодицу старого обидчика. Дети они такие – прямы в своих желаниях и не отягощены лишними тормозами.
Трактуя мое задумчивое молчание как согласие, Машка пискнула что-то, прощаясь, и рванула на звон клинков. Обгоняя, мимо нее промчался еще один опаздывающий, на этот раз – жилистый парнишка из звериного хозяйства Лены. Оседлав молодую гончую, он удерживался за ее загривок, смело засунув пальцы в щели между бронепластинами.
Чуть размазанный силуэт стелился над самой землей длинными прыжками, причем как всадник, так и импровизированный конь, сверкали глазами, полными восторга. Больше всего они напоминали мне орков-наездников из фильма «Властелин Колец». М-да, страшненькая у нас подрастает кавалерия, ударит такая во фланг не ожидающему противнику – стирка штанов гарантирована…
Спрыгнув со ступеней, я зашагал к укрытому эльфийской зеленью трону. Где-то вдалеке, за замковой стеной, погромыхивало, звенели молоты и трещал камень – предоставленные Трором гномы восстанавливали укрепления.
Из дальнего угла сада, сквозь сотни ветвей чудом пробился солнечный зайчик, отразившийся от резной золотой крыши Таниного склепа и вышибая из глаза непрошенную слезу. Я отвел взгляд и скрипнул зубами – не время ныть… О мертвых погоревать всегда успеем, сейчас надо думать о живых…
На полпути листья меллорна зашевелились, заставив меня насторожиться, а затем пинком выбросили на дорожку взъерошенного и возмущенного Приблуду. Потирая ушибленный зад, Мастер беспомощно заозирался, наконец, разглядел меня, вскочил на ноги и, причитая на ходу, затребовал справедливости:
-- Командир, это беспредел какой-то! Мелкота трон оккупировала, а у меня работа стоит, твой же, между прочим, заказ – на полсотни тяжелых големов в кастомной конфигурации «ДОТ»! Дерево это еще… Дерется, блин!
Скрывая улыбку, я хмыкнул и поприветствовал белоруса рукопожатием:
-- Разберемся!
Подойдя к меллорну вплотную, уставился на лезвия листьев и удивленно приподнял бровь. Растение осознало, торопливо раздвинуло крону, образуя арку зеленого прохода. А ведь красиво…
Решительно шагнул вовнутрь, направился к приоткрывшемуся трону. Приблуда ныкался позади, тыкаясь мне в спину, шипя и ругаясь сквозь зубы под аккомпанемент смачных шлепков ветвей – дерево мстительно наказывало потенциального безбилетника.
Димка оказался худощавым парнем лет восьми, с серьезным лицом и чуткими пальцами пианиста. Прикрыв глаза, он покачивался в полутрансе, что-то беззвучно нашептывая и оплетая рукоять тренировочного меча тонкой серебряной проволокой – и где только взял? Гарда оружия уже была украшена посаженными на древесную смолу невзрачными камнями.
Мазнул взглядом по характеристикам - ого!

-- Шанс калечащего удара: +90%
-- Аура Страха: Ловкость цели падает на треть.
-- Пожизненный дебаф: «Инвалид»: с каждым нанесенным ударом, существует не нулевая вероятность понизить Ловкость противника на одну единицу.
-- Дебаф «Булки Судьбы»: Фортуна отвернулась от вашего противника, вероятность срыва концентрации и провала комбо-удара увеличены вдвое.

А нехило парнишка проапал тривиальный, в общем-то, клинок. Досада берет за душу – уникальные, под стать артефактным, характеристики, на дурацком тренировочном мече из мягкого железа. Особенно пугал пожизненный дебаф – я, конечно, не ходячая игровая энциклопедия, но о таких фишках слышать не доводилось, так, одни лишь сплетни да домыслы. Мол, есть мега-босс в одном жутком подземелье, и плодит он хромоногих игроков, ломая абилками плохо заживающие конечности.
Прислушался к негромкому шепоту:
-- Плету, вяжу, что хочу ворочу… Твердолобым родился, криворуким помрешь! Теперь посмотрим, кто из нас: «криворукая обезьяна»…
Я ухмыльнулся: «я мстю, и мстя моя страшна!». Кто-то явно нарвался, обидев непризнанного гения. С такими вот тихушниками надо поосторожней, их скрытая ненависть легко может закончиться крысиным ядом в чае.
Нужно возвращать парня на путь истинный, пристраивать его к делу, пока он не ушел по кривой дорожке слишком далеко.
Аккуратно положил руку на костлявое детское плечо:
-- Не стоит оно того…
Димка вскинулся, дернулся было, намереваясь задать стрекача, но я удержал.
-- Погоди. Меч ты сделал отличный, молодец, но слишком опасный. Не стоят глупые слова или обидный подзатыльник пожизненного наказания. Точнее, иногда за такое можно и на клинок насадить, но точно не на твоем уровне конфликтов и ответственности…
Парень поднял на меня заинтересованный и чуть ироничный взгляд. Я же на мгновенье смутился, пытаясь понять разницу между детской обидой и той взрослой глупостью, которую в старые добрые времена смывали кровью.
Ах, сколько раз я до зубовного скрежета жалел о запрете дуэлей! Сколько быдла, хамов и мерзавцев остались безнаказанными, продолжая сеять боль и слезы! А как рьяно бы звенела шпагами на тренировках молодежь, вместо того чтобы сосать в подворотнях пиво и утыкаться красными глазами в монитор. Уверен, с вводом дуэльного кодекса культура межличностных отношений поднялась бы до невообразимых высот. Мудаков бы скоро повырезали, остальные научились бы держать язык на коротком поводке и относиться друг к другу максимально вежливо, ибо шпага вон – на боку, а ареной может мгновенно стать любая подворотня.
-- Короче, Дим, клинок, от греха подальше, сдай Дурину, в оружейку. Если честно – не нравится он мне, ему место не на поле брани, а в пыточных подвалах – обнулять характеристики игрокам. Что касается тебя: парень ты серьезный, думаю, тебе можно поручить настоящее дело!
Заинтересованности во взгляде юного мастера прибавилось.
-- Я открою тебе доступ в кладовые, к запасам крафтовых ингредиентов. Будешь вместе с Приблудой работать над клановым заказом, собирать боевых големов!
Ноздри парня возбужденно расширились, рядом гордо подбоченился и засопел белорус, а я же осекся на полуслове – что творю, совсем отупел, клянусь кружевным бельем Макарии! Димка ведь уникум, работает на одних лишь инстинктах и желании, а Приблуда мигом кастрирует его талант, объяснив, что можно, а чего нельзя, загоняя умение в привычные игровые рамки.
-- Стоп! Отставить големов!
Успокаивающе махнув ладонью вскинувшемуся было Димке, я наморщил лоб, продолжая анализ ситуации.
Сейчас юный творец, одной лишь своей волей и силой незнания создает уникальные шедевры. Раздраженно скалящемуся мирозданию остается лишь играть в поддавки, подталкивая его на путь минимального сопротивления, подсказывая нужные расходники и интуитивно направляя в место силы, где создание артефакта будет меньше всего противоречить логике мира.
Вот нужно и дальше работать в этом направлении, избегая крафта по шаблонным рецептам! А что, если…
-- Дим… - вкрадчиво прошептал я, бережно доставая из глубины сумки полированное адамантовое зеркальце, полученное от китайских Маоистов в обмен на пленных Шуйфонговцев. – А ты не мог бы мне помочь, расковать в клинок эту никчемную безделушку?
А про себя добавил – ну и пусть в свойствах предмета явно обозначено: «Неразрушимо», я и сам знаю, что работать с адамантом могут только боги! Но ведь и простому смертному, втянутому в небесные игрища, может пригодиться козырная десятка в рукаве, в виде смертоносного розового лезвия.
Я протянул пареньку зеркало, а сам торопливо обернулся и, сделав страшные глаза, шикнул на белоруса, уже набравшего в легкие в воздух для разоблачения нашего невежества. Молчи, сам знаю!
Юный шаман покачал головой:
-- Я ковать пока не умею. Слепить могу! Хотите? Кубик, скажем?
М-да… Кубик – это можно что-то вроде мини-молота сделать? Легкий слишком получится, двести шестьдесят грамм – синяков наставить богам получится, но не более. Я торопливо перебирал в сознании варианты убойного железа – рубящее, режущее, крушащее – нет, нет и нет! Колющее, вот оно!
-- Дим, острый трехгранный штык! У меня есть короткий метровый посох, выдолбить у него в основании углубление с фиксатором – получится дротик или пешня – убойная вещь!
Мастер согласно кивнул, параллельно отогревая зеркало в ладонях, дыша на него теплом и что-то нашептывая. На наших глазах предмет терял форму, оплывая краями, словно ложка из галлия в руках дешевого фокусника.
Приблуда потрясенно ахнул, а я закопался в инвентарь, в поисках своего последнего трофея. По итогам рейда во Фронтир, оружейная клана пополнилась элитными образцами топовой экипировки. Бродя среди пирамид острого железа, я и заприметил корявый посох из неизвестного дерева, украшенный едва светящимся мутным кристаллом. Внутри камня мелькали какие-то тени, мерещился недобрый взгляд, а сам посох старательно кутался в полог тьмы, пытаясь укрыться от моих жадных глаз.
Ауч! Нащупал-таки! Он ведь как током бьется, причем ощутимо! Посох Ненависти, с заключенной внутри душой демона, пугал и доставлял дискомфорт всем окружающим. Некромантская штучка, помимо привычных ограничений по классу и более чем весомых бонусов на призыв и интеллект, обладала злобной абилкой с двойным дном – будучи экипированным, демон тянул жизнь из всего теплокровного в радиусе полусотни шагов. Союзников прессовало гуманно, хоть и болезненно, противников же корежило куда основательней.
Часть энергии плененная тварь отжимала себе, остальное, согласно букве договора, демон отдавал хозяину. Качаться и охотиться с такой аурой самоубийственно – сагришь на себя всех окрестных монстров, но вот при глобальном замесе среди игроков, а в последнее время я только в них и участвую, хозяин артефакта подсаживался на солидную подпитку.
Пока я укрощал зловредный посох, мысленно стегая его скрученной в тугой жгут волей, Димка оперативно закончил урок лепки:
-- Готово!
Хм, а ведь неплохо! Чуть коряво, слегка кособоко, но очень, очень опасно. Я ведь помню, как переменился в лице Павший при виде Адамантовых когтей паукообразной аватары Ллос. Вот пусть и у меня на кармане полежит весомый аргумент на случай форс-мажора.
-- Спасибо, Дим. Слезь-ка на секунду… Приблуда, теперь ты! Уселся? Держи!
Я протянул белорусу чуть подрагивающий посох. Мастер испугано спрятал руки за спину и вжался в спинку:
-- Убери, нафига он мне?! Я его боюсь!
-- Бери, говорю! Сверли дырку, делай фиксатор, ты крафтер или погулять вышел? Может, ребенка попросим?
Приблуда замотал головой и сделал страдальческое лицо:
-- Глеб, ты не понимаешь. Это законченный игровой предмет, он не предусматривает модификации. В крайнем случае – подать заявку админам, получить завизированный рецепт, вот тогда…
-- Какие на хрен игры!? Посмотри на этого пацана – он тут живет, и творит что хочет! Ты ведь тоже в срыве, это твой мир, а не админов! Забей на их тупые ограничения!
Белорус беспомощно заозирался:
-- Но у меня даже инструмента нет…
-- Твои проблемы! Держи, сверли!
Насильно впихнув ему в руки адамантовое жало и злобный посох, я уставился на мастера тяжелым взглядом. Тот обреченно поник плечами, затем встряхнулся, сделал пару решительных вдохов, успокаиваясь и собирая решимость в кулак. Прикрыл глаза и, копируя мелкого шамана, зашептал что-то одними губами.
Острие штыка уперлось в торец нервно забесновавшегося посоха, однако мозолистые руки мастера удержали шершавое дерево и усилили нажим, чуть проворачивая клинок. Тоненькая завитушка черной стружки упала на колени белоруса.
Дзинь! В небесах лопнула очередная нить, связывающая наши миры…

Company MAXXmarketing GmbH