Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1

ТЕМА: "Закон жизни"

"Закон жизни" 15 апр 2017 15:16 #96789

  • Yaroslav
  • Yaroslav аватар Автор темы
  • Не в сети
  • Многостаночник
  • Многостаночник
  • "Слова - говно"
  • Сообщений: 3901
  • Репутация: 297
  • Спасибо получено: 6848
У меня тут тоже начало нового проекта завалялось, под нг начал, в качестве отдыха. Буду писать не скоро, нужно многое обдумать и старые проекты завершить. Первые эпизодф готовы, остальное буду сильно переписывать. Пусть пока полежит, авось, кто заглянет-откоментирует. Буду благодарен за критику.

Рабочая аннотация:
Дарк фэнтэзи. Возможно, если получится — ещё и эпическое. Своеобразное посвящение перумовской трилогии «Кольца Тьмы» и ряду других книжек (нависшая над устоявшимся миром угроза, силы тьмы, жуткие-прежуткие знамения, приход Тёмного Властелина, и всякие прочие радости). Очередной эксперимент, попытка написать так, чтобы понравилось одновременно и мне, и возможно более широкой аудитории читателей. Может показаться, якобы это стандартная книжка про попадранца, но, поверьте, есть нюансы (как минимум то, что герой — ни хрена не попадранец в прямом смысле, пусть и похоже). Ещё может показаться, что это жуткое необоснованное МС и рояль на рояле, но объяснения логики и смысла происходящего, которые будут в конце, надеюсь, снимут все обвинения.

Посвящается моему отцу.

***
Резкая боль в боку. Тело подбрасывает, закручивает, едва не переворачивает в воздухе. Распахиваю глаза, ни черта не понимая: где низ, где верх, что происходит. И что за тело. Моё? Правда, что ли?
Едва упевает проскочить мысль про то, что сейчас ёбнусь — как тут же оно и случается. Шлёпаюсь кулём с костями, прикусываю язык, больно бьюсь затылком о что-то твёрдое. Пытаюсь опереться на руки, встать... Хрен там, повинуются плохо, затекли.
Мелькает смазанное движение, еле успеваю разглядеть. Зажмуриваюсь... Удар в голову, меня кидает назад. Но зато, наконец, группируюсь, подтягивая непослушные конечности к телу. И жадно вдыхаю воздух. Втягиваю его так, будто только вспомнил, что это вообще надо делать. Лёгкие разрывает от нехватки кислорода, хочется ещё и ещё. Как после бега. Или хорошей драки...
Знаю: считаные мгновения — и прилетит снова. Буквально чувствую это, и использую передышку по полной. Успеваю насчитать три пары ног, отметить странную обувь, что-то деревенски-архаичное, и даже ставлю блок. Уже легче, хоть его и пробивает, а я снова отлетаю назад. Но хоть получается смягчить встречу твёрдой подошвы со своей головой.
О том, чтобы встать, нет речи — не дадут. Остаётся только сжаться, уменьшая количество уязвимых мест, закрыть голову... И замереть, скрипя на забуах смазанным кровью песком, в ожидании следующих ударов. Ведь избиение не останавливается ни на секунду, меня пинают и пинают, без всякой жалости, даже не пытаясь сдерживать силу. Что очень плохо, такое может кончиться плачевно. Но я слишком слаб, остаётся лишь выжидать и надеяться...
Когда эти градом сыплющиеся пинки перестают сотрясать тело, даже не сразу понимаю, что уже всё. Какие-то крики, голоса... Лежу с целый десяток ударов сердца, и только после этого доходит, что вроде закончилось. Решаюсь осторожно приподнять голову, оглядеться. Одним глазом — второй, надеюсь, просто заплыл. А если даже и нет... Как-то всё равно уже.
Да, именно так: всё равно. Сам не замечаю, как успокаиваюсь, откуда-то приходит, обнимает, укутывает равнодушием к жизни странная апатия, полное безразличие ко всему. Что-то неодолимое наполняет мышцы слабостью, а волю — покорностью судьбе. Без разницы, что там дальше, начнут бить — больше закрываться не стану. Даже боль во всём теле не трогает.
С лёгким, отстранённым удивлением отмечаю, как всё вокруг становится неестественно чётким, начинает восприниматься слишком детально, будто картинка тяжёлым штампом впечатывается прямо в кору мозга. Наверное, это ненормально. Даже скорее всего. Но нет дела даже до того, что руки, ноги, голова, да и вообще всё болит и ощущаются очень странно. Хотя, с последним ясно — после такой-то акробатики, немудрено...
И я, будто перестав существовать, просто смотрю и слушаю. С трудом понимаю. Зрачки не двигаются, веки не моргают, взгляд застыл, уперевшись в одну точку, словно под гипнозом. А там, снаружи от глаз, странная улица, узкая и извилистая. Её образуют грязь, в которой валяюсь, и гордо торчащие из этой грязи ограды, почерневшие от времени, но очень солидные, из толстых жердей, почти что брёвен, заострённых кверху и вбитых сплошными рядами. Почему-то ничего не могу вспомнить, но знаю — подобного в жизни не видел. Разве что на картинках. Сделано основательно: видно, что не перелезть, не проломить.
Кое-где изгороди врастают в бока массивных срубов, не то домов, не то бань, не то сараев — окон снаружи нет, и с виду все постройки похожи, но размеры отличаются заметно. Кое-где виднеются ворота, калитки. И они, судя по всему, мало уступают в прочности крепостным, без хорошего тарана такие не пробьёшь.
В какое-то мгновение даже появляется дурацкое ощущение, будто это не неодушевлённые строения и заборы, а живые существа, вроде свернувшихся клубками ежей, или втянувших голову черепах. Там, где-то внутри, тепло, уютно и безопасно, а снаружи — только торчащие в стороны иглы частоколов, сырость, неприветливые тени, да панцири толстых, из вековых брёвен, домов. Я здесь, на улице, как лишённый раковины моллюск, нагой и беззащитный. И меня угораздило оказаться в таком месте, где, видимо, будешь стучать, умирая на пороге, и никто не подумает открыть и протянуть руку помощи. И... Как же, всё-таки, покойно лежать! Но сейчас, пусть это звучит банально, решается моя судьба. Буду жить дальше, или нет. Всё равно? Да, конечно... Стоп. Вру. Ничего подобного. Хотелось бы побарахтаться ещё!
Собрав остатки воли, из последних сил приподнимаю голову и пробую сконцентрироваться на том, что же, собственно, происходит. А происходит следующее. На фоне чудес деревянного зодчества и потухающего, но ещё довольно светлого, вечернего неба, выделяется статуей высокий мускулистый мужик, с клочковатой бородой и в кожаном фартуке, настоящий великан. Голые руки бугрятся мышцами, плечи поражают шириной, вся поза сочится спокойной, уверенной в себе силой. Бородач, судя по всему, только вышел из полуоткрытой калитки за спиной, и сейчас небрежно опирается на её створку. И стоит он напротив счастилвых владельцев тех пинавших меня ног, в дурацких обмотках и смешных башмаках, и вещает о чём-то тяжёлым раскатистым басом в сторону этой притихшей троицы, похожей на типичных деревенских парней-хулиганов, а те что-то жалобно блеют в ответ. Не сразу, далеко не сразу, приходит осознание: а речь-то мне понятна! С немалым трудом, напрягаясь и вслушиваясь, получаетя уловить смысл.
— …выгораживать не буду!
— И не надо...
— А ну, заткнули рты! Подняли, оглоблей вас всех да поперёк хребта, и понесли...
— Но какого...
— Такого, что я сказал, Фёрт, недоумок ты и сын барана! Быстро!
Похоже, убивать не будут. Не сейчас, по крайней мере. Спасибо тебе, дядька в фартуке, буду век благодарен. Что бы ты там ни задумал — хуже мне вряд ли станет.
Обессиленно откидываюсь назад. Слишком много потратил на борьбу с этой дурацкой слабостью. Апатия накатывает вновь, глаза сами собой пытаются закрыться... И тут я резко вскидываюсь, будто очнувшись. Какого хрена я спокоен, когда не могу ответить на простейшие вопросы! Кто я? Что происходит? За что били? Не помню! Вот хоть убей, ни черта, вообще ноль! Почему всё это? Зачем всё это? Где я? И, ещё раз — за что, вашу мать?! За что меня били?!
Мысли почти ощутимо бьются о стенки черепной коробки, а взгляд скользит по небу, с бледными пятнами двух лун: одна побольше и желтоватая, вторая маленькая и отливает красным. Там ещё видна солидной ширины, слабо светящаяся полоска поперёк, от горизонта до горизонта. Не то скопление ярких звёзд, которые видно даже вечером, не то ещё что. Млечный Путь? Вряд ли, не похоже. Не похоже? А что он такое вообще, этот «Млечный Путь»?..
Стоп, не то. Покласть на этот «Млечный Путь», с тревысокой вышки и в несколько рядов. Не нужен он мне. А нужно вспомнить. Вспомнить, и... Глаза опускаются ниже, на резные коньки крыш, в виде чьих-то рогатых голов. Скользят по символам на воротах, которые отдалённо напоминают что-то. Мелькает тень воспоминания: ржавые коридоры, ящики и бочки, странные существа, с растущими из рук штуковинами, взрывы и пальба... И всему этому сопутствет ощущение в руке чего-то небольшого, чем можно и нужно двигать. Но нет. Опять не то. Не помню, но откуда-то знаю: это что-то совершенно ненужное сейчас, лишнее...
Глаза, наконец, останавливаются на недавних врагах, которые подошли и примеряются, как нести. Невольно напрягаюсь, пытаюсь закрыться, а потом понимаю глупость этого и расслабляюсь. Сейчас — бить не будут. И так уже всё адски болит, надеюсь, хотя бы кости остались целы. Вряд ли, конечно... Но очень бы хотелось.
Сильные руки подхватывают. Скриплю зубами — трусливые твари! Я вас запомнил. Всех троих. Будто почувствовав ненависть, кто-то якобы ненарочно ослабляет хватку, и я выскальзываю, ударяюсь и так уже изрядно пострадавшей за сегодня головой. Перед глазами темнеет.
И в последний момент перед беспамятством, вместе с внезапно нактатившей откуда-то из глубин души огромной, просто безграничной, заставляющей выть в голос, и совершенно необъяснимой для меня сейчас тоской, приходит понимание. Понимание, что всё происходящее неважно, совершенно неважно. Даже эти якобы «враги». А важно то, что мне надо обязательно, кровь из носа, кое-что вспомнить и сделать. Какую-то вещь, нечто, от чего напрямую зависит моя жизнь. И времени на это чертвовски мало, оно стремительно летит, будто сорвавшийся со скалы. Не успею — и всё, вообще всё, разобьётся о камни!..
***
Сколько времени прошло, не знаю. Но открыв глаза, понимаю: ночь. Смотрю на потемневший от времени потолок, деревянный, основательный, массивный, на отсветы живого огня на нём. Перед глазами двоится, голова чуть кружится, ещё и подташнивает. Не сильно, терпимо. Куда больше досаждает ощущение, будто забыл нечто важное. И даже хуже и больше: что забыл даже то, что забыл. Это как нарывающая заноза, которую не вытащить. Или как часть тела, которой больше нет.
Лежу, глубоко дышу, стараюсь унять дурноту. Пахнет странно. На улице, вспоминаю, было нечто похожее, но сейчас есть возможность спокойно проанализировтаь ощущения. Запахи совершенно непривычные, но не сказать, чтобы неприятные. Чувствуется почти выветрившийся дым, свежая древесина, след чего-то съестного, какие-то шкуры-меха, и нечто, что сложно определить — наверное, это можно было бы назвать «дух человеческого жилья, где давно, очень давно живут». Приподнимаю голову, пытаюсь оглядеться. Против воли вырывается стон — больно...
— Ну, чего ты там? Пришёл в себя, болезный? — густой бас в закрытом помещении звучит ещё более солидно, словно могучий зверь, запертый в тесную клетку и пробующий на прочность толстые прутья.
— Да вроде как... — Отвечаю, и тут же осекаюсь. Голос звучит странно, будто не мой. Тонкий, писклявый... Приподнимаюсь на локте, окидываю себя взглядом. И снова не могу удержаться, на этот раз — от нецензурного. Да, подозревал давно, ещё с самого начала. Но не верил, отказывался принимать. И вот, последняя надежда истаяла.
— Чего там бормочешь?.. Не слышу.
— Да так...
Мужик подходит и встаёт рядом. Страшный. Чуть ввалившийся глаз, один, другого нету, ломаный-переломаный нос, ещё и вся кожа в оспинах. И он реально огромен. Хотя, теперь-то понимаю, что это, может, не столько он великан, сколько я карлик. Ведь тело-то совсем не моё, это уж точно. Моё не помню, но было оно больше, много больше. Не такое хилое, недоразвитое. И уж точно не детское! И родимого пятна на руке не было, дурацкого, на корзинку похожего.
— Повезло тебе, вовремя я вышел. Эти... — Бородач машет лапищей, одноверменно пытаясь состроить расстроенную гримасу — и получается у него не очень. Даже, я бы сказал, совсем не получается, выходит скорее оскал взбесившейся гориллы перед лицом злейшего врага, убегающего с вязанкой... бананов? Интересно, что такое этот «бананов»? И что за человек такой «горилла»? Она, вроде, должна быть большая, волосатая и страшная... Короче, точь-в-точь как этот дядька. Который всё продолжает и продолжает, основательно так, по-деревенски: — Эти-то, у них драки одни на уме. А как подумать, так это нет, это не про них! Пусть взрослые кумекают, у кого голова побольше. А мелюзге думать и не нужно вовсе, растудыть их и растак!.. То курей гоняют, то козу спугнут, то траву пожгут. То вон, человека невинного сгубить попытаются...
— Спасибо! — Успеваю вставить, пользуясь тем, что бородач ненадолго затихает. Совершенно искренне: этот суровый и неожиданно словоохотливый дядька, он ведь действительно мой спаситель. У избивавшей меня шпаны чувство меры отстствовало как класс, ровно как и малейший намёк на такую штуку, как сострадание к ближнему. Неизвестно ещё, чем бы всё могло закончиться. Забили бы до смерти, да оттащили в кусты...
— Спасибо говорит. Спасибо, оно такое, на полку не положишь... Вот как сделаю тебя рабом, хе-хе-хе. Ведь бирки-то нету!
— Чего нету?.. — меня будто окатывает ледяной водой, а глаза сами собой начинают метаться, искать пути к спасению. Если честно, задаю вопрос на автомате, мозг уже занят совершенно другой задачей...
А дядька, тем временем, всё продолжает, так же спокойно и будто не заметив, как я всполошился. Смысл его речи до разума доходит не сразу, но слова всё же откладываются в памяти. Стараюсь успокоиться и вникнуть в суть.
— Бирки, говорю, нет. Имперской. У всех, кто не гражданин, должна быть. А у тебя прямо на роже написано: варвар, как есть варвар. Самый настоящий! А раз варвар, значит, и бирка положена.
— Так есть она, наверное... Потерялась... — отвечаю невпопад, лишь бы что-то сказать. Ясное дело, что если и была она когда, вспомнить сейчас вряд ли получится. А вот заставить бородача выдать ещё немного такой необходимой сейчас информации, это очень нужно.
— Нетуть, нету её! Нигде не видел, а я ж и по улице-то прошёлся, тоже думал, обронил небось. Да ладно тебе, не трясись ты, аки заяц! Не буду рабом делать. Я же сам из вольноотпущенных. Но всё равно, ты уж прости, должен будешь.
— Да не вопрос, дядь... — Расслабиться не получается, если честно, не очень-то доверяю теперь бородатому. Свалить бы под шумок. Но стараюсь делать вид, что всё в порядке. — Как вас звать-то?
— Гурт я. Кузнец тутошний, деревенский. А тебя как величать? Чьих будешь?
— Я... Не помню.
— Как это так, «не помню»?
— А вот так, вообще не помню. Кто, откуда... Очнулся — бьют. Что там раньше было, без понятия. Не знаю, — врать смысла не вижу, и говорю, как есть. Знал бы, что врать, может и навешал бы лапши, а так — поймают ещё на какой-нибудь мелочи. Да и смысл-то говорить неправду, когда сам не знаешь, чем сделаешь себе лучше, а чем только хуже?
Кузнец какое-то время молчит, будто осознавая сказанное. Потом, почёсывая бороду, задумчиво тянет:
— Да-а-а, дела-а-а… Не, ну слыхивал я, конечно, и такое бывает. Вон, у Белого, с соседской деревни. С телеги сверзился, головой приложился. Позабыл всё, напрочь. Даже жену свою позабыл, подумать только! Опять полез к ней знакомиться, как впервые увидал... И говорит ещё, ты послушай, всё так же и теми же самыми словами, как когда всамделишно, впервые, знакомился... Да ладно ты, не кручинься! Бывает, — Гурт по-своему истолковывает гримасу, непроизвольно возникшую на моём лице от такой безусловно интересной, обнадёживающей, и чрезвычайно актуальной сейчас истории. — Может, вернётся всё. Поживи тут пока, там и вспомнишь. Куда тебя такого пускать, ущербного-то… Но помогать будешь! А то ведь страдал же я, думал, что ни детей нету, ни толкового хоть кого, кто в ученики согласился идти, да в хозяйстве бы подсобил. А тут оно вон как вышло, не иначе как сам Рогатый услышал, послал тебя!
Кузнец изображает странный жест — поднимает ладони к плечам, потом опускает вниз, очерчивая нечто вроде полукруга, складывает пальцы вместе в районе живота, и с лёгким поклоном опускает их ещё ниже. Никак не комментирую эту странную пантомиму, но в памяти на будущее фиксирую.
— Да я сам собой появился, какие рогатые...
— А ну, не богохульствуй! Всё в руках Рогатого!
— Извини, Гурт, не со зла...
— Извинения твои, мне как волку овёс. Так чего? Будешь моим учеником?
— Ну-у-у... Не знаю. Подумать надо.
— Чего думать! Станешь учеником, бирку особую получишь. Мы, кузнецы, всегда в почёте были!
— Как-то это... Неожиданно, что ли? А я ещё и не помню ничего! Вдруг мне нельязя в кузнецы... По религиозным соображениям? - Вижу, что сказал фигню, по лицу кузнеца пробегает тень, и стараюсь хоть как-то выправить ситуацию. — Нет-нет, я не отказываюсь! Но мне бы в себя сначала прийти, хоть что-то вспомнить. Может, меня жена молодая дома ждёт! Плачет! И бежать скорей к ней надо, а то женихи набегут, что буду делать? Да ладно, ладно, помогать-то обязательно буду, тут ни в коем не отказываюсь... Только, боюсь, пока не смогу, — рука, на которую опираюсь, подрагивает от напряжения. А я же всего-то лишь сижу, облокотившись... Откидываюсь назад, сдавшись, и невольно скриплю зубами. Ох и не нравится всё это.
— Сейчас никто и не просит. Отелижсь и правда для начала, оклемайся... Кому хворый работник нужен?.. А над предложением подумай, хорошо подумай!
Ко мне, тем временем, опять подкатывает то дурацкое состояние, когда всё равно. Слушаю своё хриплое, натужное дыхание, сопение кузнеца, скрип половых досок под его тяжкими шагами, какие-то звуки снаружи. И взгляд как-то сам собой сползает на нечто странное в углу, нагромождение необычных штуковин, которое приметил уже давно, но всё как-то не вглядывался.
На столике - статуэтка существа, вроде как человека, но с бычьей головой. Злобные глазки, оскаленная пасть, мускулистое тело. Вялая тень понимания, будто рыбка промеж пальцев, скользит мимо, но я успеваю ухватить её за хвост. Такую тварь я знаю, это минотавр.
Статуэтка изображает, как этот самый минотавр вонзает меч в лежащую у ног бесформенную тушу. Сзади ещё две картины, выполненные яркими, но какими-то однотонными, мрачными красками, будто засохшей кровью. На одной тот же рогатый душит льва, на другой — сидит на троне, а перед ним на коленях женщина в цепях. Над всем этим, ещё выше, блестит позолотой знак, точь-в-точь как тот, который видел уже на воротах, когда валялся на улице: полукруг, с загнутыми вверх «рогами», и вертикальная чёрточка, растущая от самой нижней точки и одновременно середины этого полукруга вниз и вверх. Перед всем этим расставлены свечи, какие-то мисочки, непонятные предметы, к полу свисают ожерелья с зубами, блестит металлом что-то...
В ушах нарастает мерзкий звон, перед глазами начинают танец светящиеся мушки. Взгляд, как магнитом, притягивается к отвратительной харе минотавра, вернее, к этим его маленьким злобным глазкам. Так и гляжу в них, пока не подкатывает чернота. И всё время не покидает дурацкое ощущение, будто существо на самом деле живое и само изучает меня, ухмылясь чудовищной пастью.
***
Волны тихонько плескались, лаская скалы. Ветер гладил кроны деревьев, запуская невидимые пальцы глубоко в листву, и заставляя её шелестеть, трепеща от удовольствия. Птицы дарили миру спокойные, умиротворённые трели, такие же вечные и мелодичные, как журчащий неподалёку ручей. Ленивые стада облаков ползли где-то там, в далёкой чистейшей голубизне, медленно меняя очертания, сталкиваясь и будто нехотя обгоняя друг друга. Поразительное ощущение, когда чувуствуешь себя частью природы, будто растворяешься в ней...
Глубокий глоток, и пустая бутылка звякнула о камень, становясь в ряд с ещё двумя такими же.
— Когда пьёшь пиво, самый вкусный глоток — первый. А к концу всё хуже. Хоть не допивай вообще.
Это были вроде бы мои слова, вроде бы сказанные мной... Но говорил как будто не я. Я просто слушал, как зритель, попавший на сцену, на место главного героя, без возможности влиять на что-либо. И мне ничего не оставалось, кроме как расслабиться, отпустить вожжи, позволить реке нести себя, и стараться ничего не упустить.
И думать. Думать, например, о том, что как бы человеку ни было хорошо, это «хорошо» всегда кончается. Причём, в большинстве случаев человек приближает конец сам, просто потому, что ему надоело.
— Так не допивай, — тем временем, мне-не-мне отвечает насмешливый голос, хорошо знакомый и будто старый трудяга-локомотив тянущий за собой целый состав из ассоциаций и воспоминаний. Сейчас они укользают, будто спрятаны за надёжной дверью, но я твёрдо знаю — рядом сидит друг, хороший друг, с которым пройдено немало. И да. Я настолько увлекаюсь, пытаясь вспомнить что-то про его личность, что даже не обращаю внимания на эти сранные слова «состав» и «локомотив»...
— За что уплочено, должно быть проглочено!
— Жмот!
— А вот и нет. Не жмот. Бережливый!
— Тогда взбалтывай. Чтобы всё одинаково, и снизу и сверху.
— Угу. Наверное, надо. Хотя... Знаешь, есть подозрение, что тут другое. Так сказать, закон пивного постоянства. Неважно откуда начинать, и ровно так же неважно, где и чем заканчивать. Начало всегда, ну почти всегда, классное. А конец вот, он как минимум хуже. Если не плох, то по крайней мере не так хорош, как начало. Даже если высверлю бутылку снизу и начну пить оттуда — всё равно, всё точно так же и будет. Вот уверен!
— Философ хренов. Давай лучше, следующую открывай.
Гудение рассекаемого воздуха, блеск, и пролетевшая мимо бутылка с солидным всплеском ухнула под воду. Впрочем, тут же вынырнув на поверхность и начав недовольно покачивать горлышком, будто грозя прозрачным пальцем.
— А ты — свинтус хренов. Что это вообще сейчас было? - я-не-я сдерживаю возмущение еле-еле. Впрочем, я-я его полностью поддерживаю.
— Это — послание потомкам! Когда-нибудь, спустя века, археологи откопают мою бутылку. И поймут по ней... Многое. Или, может, инопланетяне прилетят на давным-давно мёртвую планету, искать следы цивилизации. А тут им такой подарок — целая настоящая бутылка! Может, даже клонируют из неё меня. Кто знает, какие у них технологии?..
— Ну-ну. Знаешь, шиш будет потомкам и инопланетянам, а не бутылка. Или разобьётся о камни, или подберёт какой-нибудь ханурик, чтобы сдать за рубль. Сколько сейчас за стеклотару дают, а?
— Скучный ты, нет в тебе романтики...
— А вот не надо. Как раз этого говна — хоть ковшом хлебай. Сейчас, например, знаешь о чём думаю? Что как бы хорошо было, исчезни взаправду все эти поганые кидающие повсюду бутылки человеки, со своей прекрасной цивилизацией. И я такой, крутой хоббед, или ельф, или гном бородатый. Топаю себе, с мечом, или топором, или луком, или вообще на лошади еду, навстречу героическим приключениям. И всё прям зашибись, никаких тебе гор мусора под ногами, битого стекла, вонищи... Того самолёта, что вид облаков портит... Налоговой, наконец.
— Ага, а потом из-за угла тебя так: «бам!» — и всё. Ментов-то тоже нет, реанимацию не изобрели, а гномы эти твои там, может, вообще за гастарбайтеров бесправных...
— Ну тебя, все мечты опошлишь!
— Так а кто, если не я! Для того друзья и придуманы, чтобы с небес на грешную землю опускать.
— Вот именно, кто, если не ты. Я же, вообще-то, поговорить о кой чём хотел...
— Так а мы тут что, не говорим, разве? И, кстати, пошли ночью комету смотреть, я телескоп надыбал, здо-ро-венный!
— Да ну тебя с этой твоей кометой, чего смотреть на них! Говорю же, разговор серьёзный есть...
***
Прихожу в себя резко. И тут же выкидываю из головы тот странный, слишком реальный для сновидения сон, который оборвался на полуслове, так и не поведав, о чём же таком важном я хотел поговорить с безымянным другом. Ещё не начав толком соображать, уже отчётливо понимаю: что-то стряслось. На улице гомон, крики, плач и причитания. Басят мужские голоса, верещат и стенают женские, попискивают детские. Вставая, чуть не падаю, перед глазами всё начинает плыть и крутиться. Как же эта слабость уже успела достать... Хотя, на удивление, вроде кости целы. Ноги-руки пополам не складываются, хоть и болят страшно.
Кое-как, держась за стеночку, дохожу до двери. Перед тем, как толкнуть, обращаю внимание на деревянную ручку. Она кажется почему-то забавной, хотя вырезана хорошо и отполирована до блеска.
Вываливаюсь на улицу и осторожно бреду на голоса, в сторону калитки. Ощущение, будто передвигаюсь по палубе корабля в шторм, или что внутри плещется не один литр спиртного. Но с каждым шагом чувствую себя всё увереннее. Спросите, зачем я это делаю, почему не лежится спокойно в не очень удобной и мягкой, но всё же такой желанной кроватке? Всё просто: хочу посмотреть. Такие вопли вряд ли значат что-то хорошее, и надо обязательно узнать, что там случилось. Может, пришла уже пора уходить огородами...
Дохожу, аккуратно выглядываю. На улице — куча народу, наверное, едва ли не всё население деревни. Сочные, крупные звёзды и две луны дают достаточно света, и я с любопытством разглядываю собравшуюся толпу. Женщины в длинных юбках и платках, мужчины в смешных башмаках, коротких штанах и каких-то туниках, босоногие детшки. Все сгрудились на улице, все смотрят в небо.
Тоже поднимаю глаза. Долго не могу понять, что же так привлекло всеобщее внимание. Луны, светлая полоска от горизонта до горизонта, звёзды, которые кажутся неестественно большими и странно близкими — всё, конечно, смотрится чудесно и удивительно, но оно таким и было раньше, по крайней мере, в прошлый раз точно...
Неожиданно удаётся расслышать обронённое кем-то: «комета», и я будто прозреваю. Она действительно крупная, красного цвета, напоминает по форме меч. Смотрится, конечно, великолепно, но... Пожимаю плечами — мол, бывает, и не такое случается. Мало ли чего местная деревенщина не видела. Мне вон, эти луны кажутся куда более удивительными, а они из-за такой фигни вой подняли.
Хочу уже развернуться и тихонечко удалиться обратно в дом, но не тут-то было...
— Вон он! Варвар! Хватай его!
— Хватай! Тащи сюда!
Все, кто был на улице, внезапно поворачиваются и начинают тыкать в меня пальцами. Злобно скалюсь в ответ. Дураку ясно, что ничего хорошего меня не ждёт, что сейчас самое время задать стрекача. Но не вариант, и так еле ползаю. Остаётся одно — встретить судьбу, какой бы она ни была, с гордо поднятой головой. Как бы пафосно не звучали эти слова, но это действительно единственное, на что сейчас способен.
— Сожгём! В жертву варвара!
Кольцо людей сжимается, сверкающие фанатичной ненавистью глаза всё ближе. Руки многих сжимают дреколье и вообще всё, что под них подвернулось. Картины беславного конца проносятся перед глазами, заставляя всё внутри холодеть и сжиматься, ноги невольно подкашиваются. Ёлки зелёные, это реально страшно. Сдохнуть, сейчас, в этой вонючей деревне?.. Не хочу! Это же бред какой-то! Я не варвар! Да даже если бы и был им, за что меня сжигать! Но стою, как ни в чём не бывало, пялюсь на обступивших во все глаза, наверное так смотрит мышь на змею. Стараюсь не показать, что творится внутри, но, боюсь, выходит плохо.
Совершенно неожиданно, раздвигая плечами деревеских, как айсберг Титаники, появляется Гурт. Что такое этот айсберг, что он делает с какими-то там Титаниками... Не знаю, и это совершенно не интересно сейчас. А важно, будет ли кузнец заступаться второй раз, или присоединиться к остальным.
И он заступается! Реально удивив меня, уже готового к худшему. Знакомый бас прокатывается над толпой, отражаясь от осатаневших лиц и даже возвращая взглядам хоть какую-то каплю разумности.
— А ну разошлись, окаянные! Чего надо, куда прёте?
— Варвар!.. В жертву!.. — несётся со всех сторон.
— Пацан мой гость!
— Комета!.. Предсказание!.. Сжечь!.. - из адского гомона можно вычленить только отдельные слова.
— Комета, да. Вона она, в небе! Только вот, скажите мне, люди добрые, каким местом комета энтая к полудохлому пацану относится? А?
— Ради милости Рогатого...
— Если это действительно Та Комета, если грядёт час Последней Битвы... Не поможет никакая жертва! Не трожьте пацана!
— Сжечь...
— Сжечь? В жертву? Да вам всем Око напекло! Не дам пацана. И... Эй, постойте, чей голос там, из выгребной ямы? Тулий, ты, что ли? Это твоё трусливое тявканье? Иди-ка сюда, шакал, мало я бока мял тебе. Напомню, как оно бывает, коли запамятовал! Что, не идёшь? Боишься, да? То-то же! А тебе чего не сидится спокойно, а, Ган? Уже забыл небось, с чем тебе собирался помочь-то? Тронешь его, тогда точно можешь про уговор забыть, я этого так не спущу...
Прямо вижу, как каждое слово Гурта заставуляет окруживших колебаться всё сильнее и сильнее. Явно, немалую роль в изменении настроения играют могучие мышцы и свирепый вид кузнеца. Его уважают и боятся, сильно бояться, это совершенно очевидно. Даже подумалось, что вряд ли такая же речь, произнесённая кем-то хоть на голову ниже или с руками хоть немного тоньше, имела бы подобный эффект.
И вот когда кажется, что самое страшное позади, вперёд выходит какой-то мерзкий, высушенный, тощий, с первого взгляда очень не понравившийся мне дед. Только посмотрев на него, понимаю: сейчас начнётся. С такой мерзкой рожей невозможно не приносить неприятности.
Так оно и оказывается.
— Гурт, не мешай честным людям. В небе комета, а рядом с тобой варвар. Рогатому угодны кровавые жертвы! Неверный должен быть убит!
Одобрительный гул со всех сторон. Толпа подаётся вперёд, налегает. Растопчут! Даже такого здоровяка, как кузнец, не заметят. Остаётся только надеяться, что он не будет творить глупости, оставит безнадёжное дело и сам останется цел, когда всё закончится...
— Вот, перед рогатым... — Гурт повторяет тот знак, со сведением ладоней сверху живота и опусканием их вниз. И, будто решившись на что-то, продолжает: — Пацан мой ученик. И значит, нельзя его в жертву.
Тяжёлый взгляд кузнеца упирается в меня. Понимая, что он ждёт от меня чего-то, повторяю жест и говорю:
— Я ученик кузнеца Гурта.
Повисает поражённая тишина.
— Не забывй, Гурт. Ты был рабом. Хоть тебя и сделали равным нам, честным гражданам...
— Слушай, старый хрыч, позволь уж мне самому решать, что надо помнить, а что нет!
— Рогатый всё припомнит... — уже не так уверенно, видимо, приняв поражение, бубнит мерзкий тип. Но даже я понимаю — всё, буря миновала.
Деревенские, поворчав ещё для острастки, успокаиваются и расходятся, хоть и бросая на меня косые взгляды. Я тоже считаю за лучшее ретироваться в дом, за толстыми брёвнами как-то оно спокойнее. Пусть от того же «красного петуха» деревянные стены и не спасут, но хочется верить, что ничего такого не будет. Всё-таки, авторитет у кузнеца, судя по всему, имеется.
Добравшись до постели и успокоившись, я, конечно же, задаю вопрос про то, что это за комета и что за Последняя Битва.
— Как что за комета, ты будто с Тропы свалился... Хотя, о чём я, конечно же, ты ничего не помнишь! Тогда слушай. Великие провидцы прошлого говорили, что такая красная комета, в виде меча, влечёт за собой страшную войну. Последнюю Войну. Ту Войну, когда Рогатый, — кузнец осеняет себя знаком, — сойдётся с противниками в Последней Битве.
— Кто такой Рогатый? — спрашиваю, хотя уже знаю ответ.
Кивок в сторону статуэтки и картин — хотя правильнее их назвать, наверное, иконами — подтверждает догадку.
— Рогатый, это Бог, милостью которого существует Великая Империя...
Спасибо сказали: OlegGB, ValeriySH, ogniana

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Последнее редактирование: от Yaroslav.

"Закон жизни" Фэнтэзи-попаданец, но не совсем 15 апр 2017 15:20 #96790

  • Yaroslav
  • Yaroslav аватар Автор темы
  • Не в сети
  • Многостаночник
  • Многостаночник
  • "Слова - говно"
  • Сообщений: 3901
  • Репутация: 297
  • Спасибо получено: 6848
А вот это то что буду ещё переписывать, плохо получилось, читать только особо упоротым, чтобы сравнить с тем что в итооге получится - ибо буду переписывать ну просто всё:

ВНИМАНИЕ: Спойлер! [ Нажмите, чтобы развернуть ]
Спасибо сказали: OlegGB, ValeriySH

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Последнее редактирование: от Yaroslav.

"Закон жизни" 27 июль 2017 23:42 #97774

  • ogniana
  • ogniana аватар
  • Не в сети
  • Маленькая бета
  • Маленькая бета
  • мисс Хэппи-энд
  • Сообщений: 703
  • Репутация: 117
  • Спасибо получено: 1815
Аааа))) Ярослав, ты такой крутой)))
Я прочитала первую часть - это потрясно. Такой чудесный язык. Очень образно, очень живо все. Это очень интересно и очень хорошо написано. Спасибо тебе. Я читаю дальше.
Спасибо сказали: Yaroslav, ValeriySH

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Лисичка - опасный лесной хищник

"Закон жизни" 28 июль 2017 00:25 #97779

  • Yaroslav
  • Yaroslav аватар Автор темы
  • Не в сети
  • Многостаночник
  • Многостаночник
  • "Слова - говно"
  • Сообщений: 3901
  • Репутация: 297
  • Спасибо получено: 6848
дальше не надо, дальше плохо, не вычитанно и с логикой беда местами :)
спасибо!
Спасибо сказали: ValeriySH

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

"Закон жизни" 28 июль 2017 00:33 #97780

  • ogniana
  • ogniana аватар
  • Не в сети
  • Маленькая бета
  • Маленькая бета
  • мисс Хэппи-энд
  • Сообщений: 703
  • Репутация: 117
  • Спасибо получено: 1815
Ну ты даешь))
Ладно)) Подожду тогда. недолго.... ))
Мне очень жаль главного героя. ты так живо и точно описываешь его ощущения, что никакой сложности нет в том, чтобы представить их и на себя переложить. Это очень важно. Когда есть искреннее сочувствие к ГГ - это считай полдела. Но тут все хорошо. Очень гармоничный текст. И интересный стиль. Я люблю читать такие вещи - иногда вылавливаешь настолько классные метафоры или меткие эпитеты, что душа радуется)))
Скажи, когда можно будет дальше читать
Спасибо сказали: ValeriySH

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Лисичка - опасный лесной хищник

"Закон жизни" 28 июль 2017 00:36 #97781

  • Yaroslav
  • Yaroslav аватар Автор темы
  • Не в сети
  • Многостаночник
  • Многостаночник
  • "Слова - говно"
  • Сообщений: 3901
  • Репутация: 297
  • Спасибо получено: 6848
обязательно!!!
спасибо ещё раз, что не поленилась и заглянула :)
Спасибо сказали: ValeriySH

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

"Закон жизни" 28 июль 2017 05:51 #97790

  • Undead
  • Undead аватар
  • Не в сети
  • Освободитель
  • Освободитель
  • Сообщений: 700
  • Репутация: 69
  • Спасибо получено: 1791
Всё отлично, хоть и есть работа для бетт, но ты сам говорил - тексты можно шлифовать бесконечно, язык повествования как всегда на высоте. Но для полноты картины и выводов мне пока мало текста...
Спасибо сказали: Yaroslav, ValeriySH

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

"Закон жизни" 28 июль 2017 14:57 #97826

  • ValeriySH
  • ValeriySH аватар
  • Не в сети
  • Техно-маг
  • Техно-маг
  • Врагу не сдается наш гордый Варяг..
  • Сообщений: 2496
  • Репутация: 297
  • Спасибо получено: 8505
Прочел половину, впечатление двойственное. С одной стороны, амнезия не понравилось. С другой стороны дома на большом экране продолжу читать. Интерес есть, а что там дальше. В общем пока не очень понравилось начало. Первые строчек десять.Остальное захватывает.
Спасибо сказали: Undead, Yaroslav

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

"Закон жизни" 28 июль 2017 16:34 #97829

  • Yaroslav
  • Yaroslav аватар Автор темы
  • Не в сети
  • Многостаночник
  • Многостаночник
  • "Слова - говно"
  • Сообщений: 3901
  • Репутация: 297
  • Спасибо получено: 6848
спасибо что посмотрели! да, текста маловато пока. мне нужно решить несколько глобальных вопросов, связанных с миром повествования, и как решу их - можно будет продолжать.
ну ещё хочу очень прописать нормально персонажей, реально глубоко, а не как обычно.
Спасибо сказали: Undead, ogniana

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

"Закон жизни" 01 нояб 2017 22:03 #98932

  • Yaroslav
  • Yaroslav аватар Автор темы
  • Не в сети
  • Многостаночник
  • Многостаночник
  • "Слова - говно"
  • Сообщений: 3901
  • Репутация: 297
  • Спасибо получено: 6848
Мои слабые руки с трудом поднимают тяжёлый брус и сдвигают его в сторону. Массивная толстая калитка, наводящая на мысли о крепостных воротах, открывается. Пришла пора побороть свои страхи! Оглядевшись по сторонам, я осторожно ступаю наружу.
Столько времени живу в этой небольшой деревушке, у которой даже и названия-то не оказалось, а до сих пор не выходил со двора. Не мог себя заставить. Ведь последний раз едва не закончился тем, что меня сожгли…
Но вечно так продолжаться, конечно, не могло. И так уже чувствую себя очень неуютно. Нахлебником. Надо отрабатывать! В руках два деревянных ведра, которые кажутся странными и неудобными. Мне надо дойти до родника, набрать воды, и принести. Куда идти, кузнец объяснил. Не остановил – значит, ничего ужасного не ждёт. Если бы было опасно, наверное, не отпустил бы.
Да, всё это воспринимается уже как-то нормально. Почти спокойно. Что я теперь – приёмный сын и ученик кузнеца, бывшего раба. Что у меня появилась какая-то дурацкая бирка, дающее право считаться почти что полноценным гражданином какой-то там Империи. Что я ничего не помню о прошлой жизни – кроме того, что она была совсем, очень сильно другая.
Раньше такой зверь, как я, водился в гораздо более населённых, что-то подсказывает слово – «цивилизованных», местах. Точно не здесь, где люди настолько дремучие, что готовы любого пришлого забить едва ли не до смерти, а если не получится – так и вообще сжечь, принося в жертву каким-то там «Рогатым».
Откуда я, вот только ни малейшего понятия. Ни названий, ни образов — одни смутные ощущения. И полная неподготовленность к существованию здесь, где угораздило оказаться…
Первые дни этой моей новой жизни в памяти отпечатывались очень хорошо, каждый не похожий на предыдущий. Я, как новорожденный, познавал мир – после того, как смог хоть как-то передвигаться, само собой. Тот раз, когда вышел и чуть не попал на костёр, стоил такого напряжения, что потом пару дней вообще не встать было... Но выздоровление шло на удивление быстро, и я уже скоро опять начал ходить.
Что касается быта, то, как оправился чуть, из уютного дома пришлось переезжать на сеновал. Не жалуюсь — ночами пусть и свежо, но не холодно, так высыпаюсь даже лучше. В качестве одежды кузнец выдал какие-то старые, но довольно крепкие ещё обноски, моё-то шмотьё почти в лохмотья превратилось. Долго мучился, огромной, неудобной металлической иглой и странными толстыми нитками подгонял всё под себя. Но в конце концов даже стал выглядеть более-менее прилично, по местным меркам, конечно.
Самому всё это — и короткая туника, и просторные порты, и обмотки на ноги — казалось архаичным и непривычным, однако выбора не было, да и всё равно не имел никакого понятия, как же оно должно быть, чтобы правильно-то. Единственное, что себе позволил – это сделать карманы. Когда Гурту увидел и я объяснил ему, для чего это нужно, тот пришёл в неописуемый восторг. Мол, а так можно? И попросил сделать себе такие же.
Помогать начал, как только смог делать хоть что-то без головокружения. Кузнец и не подумал возражать, но, к сожалению, поначалу от меня было больше вреда. Хозяйство оказалось будь здоров: козы, куры, огород, дом, кузница. И везде чувствовал себя бесполезным, не знал простейших вроде вещей, которые Гурту приходилось долго и терпеливо объяснять. Пару раз он даже срывался, и, боюсь, как бы уже не раскаялся, что решил со мной связаться.
Но я старался, как мог. И когда понял, что могу попробовать выйти наконец наружу, и прогуляться по нашей невеликой деревне – заявил о своём желании, и о том, что хочу помочь сходить за водой. Для кузнеца это была больная тема, уходило её много, а таскаться за ней, судя по его словам, вообще не близко.
Осторожно, оглядываясь, я покинул уютный и уже неплохо изученный дворик, внутри которого теперь чувствовую себя в полной безопасности. Иду, ожидая подвоха в любой момент. Успеваю дойти до окраины деревни и выйти на извилистую дорожку, нырявшую в овраг, когда они появляются наконец, мои маленькие враги.
К счастью, только молодёжь. Всё-таки, эти хоть и безбашенные, но они не тащат меня на костёр. Взрослых, как-никак, боюсь больше. Просто потому что они сильнее, и фантазия у них чуточку изощрённей. А с мелюзгой как-нибудь справлюсь… Наверное.
Они останавливаются неподалёку от меня, радостно голося. Начинают закидывать камнями. Несколько попадают в тело, один больно бьёт в лицо. Не смертельно, но очень неприятно. Как бы в глаз не попало…
Прикидываю – наверное, я бы мог сейчас убежать назад, под защиту толстого забора и дверей, а также сурового, но доброго кузнеца. Но бегать так всю жизнь? Нет, я надеюсь, конечно, убраться отсюда, мысль о том, что придётся доживать свой век в таком пакостном месте, не греет совершенно. Но кто спрашивает о моих желаниях?.. Точно не мироздание, закинувшее не пойми куда и лишившее воспоминаний…
Поэтому придётся работать с тем, что есть. Надеяться на лучшее... Но готовиться к тому, что все эти розовые надежды разобьются о чугунную задницу действительности. И что мне тут ещё придётся жить.
Вместо того, чтобы бежать, я бросаю вёдра и иду прямо на обидчиков, злобно оскалившись и сжав кулаки. Наверное, жалкое зрелище — хромой, весь в синяках, с перекошенным от боли лицом, шагает со злобным рыком (боюсь, больше похожем на писк), навстречу противнику, превосходящему количественно и качественно.
Камни врезаются в меня один за другим, причиняя невыносимую боль. Но я не отступаю, ковыляю вперёд. И, когда остаётся уже несколько шагов, они просто засмеявшись и убежают!
Я мысленно вытираю пот со лба – показать своё напряжение и тревогу сейчас нельзя, смотрят. И вдруг вижу Гурта, который наблюдает за всем из полуоткрытой калитки. Оказывается, меня страховали... На душе сразу становится теплее, а сердце переполняется гордостью, что справился сам, не понадобилось вмешательства благодетеля, которому я и так уже, боюсь, дорого обошёлся. Не расплачусь до конца дней...
Убедившись, что деревенские убрались, поворачиваюсь к брошенным вёдрам. Надо делать хотя бы то малое, на что способен. Хотя, что-то сомнения в душе шевелятся, смогу ли дотащить эту самую воду от родника... Даже и от пустых-то вёдер мои слабые нынешние руки гудят, будто тащил непосильную ношу. Но – надо. Пусть буду отдыхать после каждых нескольких шагов, пусть придётся драться, в прямом смысле, за воду. Это теперь моя война, и я не имею права её проиграть.
Спасибо сказали: OVDok, Jarkij

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

"Закон жизни" 10 нояб 2017 22:33 #98979

  • Jarkij
  • Jarkij аватар
  • Не в сети
  • Подмастерье
  • Подмастерье
  • Сообщений: 28
  • Спасибо получено: 25
Чём-то ,,семнадцатое обновление,, напомнило. И показалось сильно унылым и мрачным. Пессимизма, похоже, избыток. Наверное так и задумывалось?
Спасибо сказали: Yaroslav

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

"Закон жизни" 12 нояб 2017 13:41 #98988

  • Yaroslav
  • Yaroslav аватар Автор темы
  • Не в сети
  • Многостаночник
  • Многостаночник
  • "Слова - говно"
  • Сообщений: 3901
  • Репутация: 297
  • Спасибо получено: 6848
да, это ближе всего по стилю должно быть к дарк фэнтэзи.
некое посвящение таким книжкам, как "изгой" дема, "черный отряд", и т.д.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Страница:
  • 1
Модераторы: Yaroslav

Дни рождения форумчан

hrone сегодня именинник(ца). Поздравляем!, magmanamus сегодня именинник(ца). Поздравляем!, sna.77 сегодня именинник(ца). Поздравляем!, striver сегодня именинник(ца). Поздравляем!, Korney_21@mail.ru завтра, Derion через 2 дн., Gustaph через 2 дн., ljubacher через 2 дн., Pshmafia через 2 дн., Ronul через 2 дн., Pow через 3 дн., Ellestar через 4 дн., emercom999 через 4 дн., Jluxopadka через 4 дн., Konn через 4 дн., oelim через 4 дн., ryzpm через 4 дн., Supers через 4 дн., Yogor через 4 дн., yzisonos через 4 дн., aser через 5 дн., LektorTurr через 5 дн., Radom через 5 дн., Radomas через 5 дн., Sanevich через 5 дн., veter75n через 5 дн., zeLen_72rus через 5 дн., Ниала через 5 дн.